«Карточный домик». Стихи

Автор: Александр Рязанский.


 

* * *

Вот запущенный сад, вот покинутый дом.
Никого не осталось. Всё брошено.
Я вхожу аккуратно в полуденный сон
И за мною идёт гость непрошеный.

Я совсем постарел, я давно всех простил
И все тайны мои разгаданы.
Мне так родственен запах осенних могил
И мелодии их прохладные.

Собери воедино мои лоскуты
И все нити мои фиолетовые.
Помнишь книжки, слова, полевые цветы?
Отблеск глаз и сонеты летние?

Я сижу во дворе, я считаю углы.
Пролетают по небу вороны.
(Как же так получилось! Как же мы так могли!)
И все мысли мои разорваны.

Для чего же мне память дана в эти дни?
Для чего же она меня мучает?
Мне не нужно забытой и мертвой любви,
Не нужна эта сфера колючая.

….Проезжает автобус, трамваи стучат.
Мир ползет по орбите порученной.
И медведица спит уложив медвежат.
Месяц прячется тихо за тучами.

Я ложусь на кровать, закрываю глаза
И шепчу про себя — всё кончено.
Всё, что мог — я отдал, всё, что мог — я сказал.
И сгорает звезда полуночная.

За метелью — метель, за весною — весна.
Так природа вершит своё таинство.
Бесконечное море, снегов белизна…
Что на свете от нас останется?

 

 

ОСЕННИЙ ДИПТИХ

I
играет томно пианист
и небо чёрное от дыма
я не скажу тебе — «приснись»
так странно — дёргается кисть
и мысли пролетают мимо

один и тот же лейтмотив
сквозняк и веточка сирени…
все чашки нá пол уронив
искал тебя под сенью ив
а там всё лисы да олени

смотри — на небе календарь
и звездочёт его меняет…
прости меня, что невменяем
зверьё пасётся и глухарь
за нами всеми наблюдает

какое счастье жить в тоске
о, необъятное застолье
очарований, горя, боли
и снятся звёзды на песке
и в партитурах всё бемоли…

крадётся осень за спиной
шуршит листвой, ломает ветки
амуры прячутся в беседке
пьёт самогонку домовой
и что-то падает так редко…

накрой же стол, налей вина
зажги свечу, как символ света
подслушай шёпот бересклета
его услышишь ты одна
он скажет — «так проходит лето»

II
завари себе чайник, рубашку надень
чью-то книгу открой с неизвестной страницы
это осень и скучно кончается день
догорает костёр и скрипят половицы

и природа не бархат, и небо не шёлк…
всё напротив: кусается, травит, гогочет
что ж, иди уж куда нибудь ( куда же ты шёл ? )
по страницам ходи и читай между строчек

новый гоголь проснулся в имении сна
скоро зелень спадёт, он уедет отсюда
и опухшие веки, и разбита десна…
и куда подевалось последнее чудо?

я давно уже все позабыл имена
адреса переклички давно мною стёрты
где-то там далеко полыхает война
и зачем нам такие нужны натюрморты…

я открою тетрадь где-то в новом году
запишу грубым почерком инициалы
я отсюда уже никогда не уйду
как же вышло, что жизнь так меня поломала?

 

 

 ***

шум и гам летней белой ночи
и капéлью звенит колокольчик
где кузнечики стол накрывают
и о чём-то со мной мечтают

растянись это дивное диво
лейся ночь неземного разлива
мотыльки мои балетмейстеры
ах мы вместе умрём! вместе ли?!

из шкатулки посыпались шарики
спит в коляске ребёнок маленький
млечный путь испивая не ведая
что луна уж давно раздетая

за глухими лесами игóрными
мы поили звезду самогонами
из росы и травы кроличьей
мы нуждаемся в божьей помощи…

ты не знаешь меня… а надо ли?
звёзды падали! звёзды падали!
разве этого недостаточно ?
… и рассыпался домик карточный

и шептались колосья с листьями
и река становилась чистою
излучая вселенных зарево
я приду босиком израненный

и подам тебе блюдце с ложечкой
ты мяукнешь лениво кошечкой
занавески, что волны алые
и цветы на них запоздалые

мы возьмёмся с тобою за руки
всё равно — рождество ли? ханука?
это просто же — быть счастливыми
абрикосы, черешня, сливы, мы…

пусть в стихах только это и будет
все мы — ангелы, все мы — люди
я сегодня тебя почувствовал
от чего же теперь так пусто мне?

 

 

***

стишки мои — светлячки
босоногие белые родинки
в траве радиомаячки
из вафель памфлетные тортики

стишки мои — капли в нос
и страхи потусторонние
ответ на десятый вопрос
шпаргалка в трёхтомнике

стишки мои — чай и хлеб
библиотечные штрудели
эпитафий непрочный хлев
арлекины, мальвины, пудели

стишки мои — не мои
их судьба от меня не зависит
им не нужно совсем любви
им не нужен и хвостик лисий

стишки мои — просто тьма
чернильная и беспризорная
бродют в чём мать родила
и лица у них довольные

стишки мои — крик сердец
последнее деепричастие
марининых сорок колец
бесстрастное сладострастие

всё закончилось, всё прошло
фиолетовых ламп усталость
спряталась под капюшон
и стихов здесь совсем не осталось

 

 

***

давай просто держаться за́ руки
и бродить по окрестностям города
вот смотри – это чьи-то правнуки
вот смотри – я теряю голову

забродило давно моё варево
да и стол мой испачкан сажею
ты реальна? быть может ты марево?
и зачем ты зовёшь меня сашею?

давай просто проснёмся новыми
без суда без стыда и следствия
и накроем бездомным столовую
и спасём всех от страшного бедствия

давай вычтем из минуса минус
крякозябры запишем на стенах
упакуем сто книг мы на вынос
сто тетрадок о мыслях вселенных

ну а может быть просто повесимся
без какого-то этого самого
ой давай просто славно побесимся
моя чудо собака павловна

скажем гав этой липкой беспутице
скажем мяу безнадёжности этой
в этом мире так просто запутаться
и как жить нам с такою планетой?

давай просто запомним друг друга
молодыми смешными прекрасными
и до самого Дантова круга
будем помнить что всё не напрасно

  

 

***

ты — поэзия, живой неподдельный крик о будущем
сладкий вздох после тяжелого рабочего дня
огромная груда грубых камней возле новостройки
и видеть это в тебе значит видеть жизнь

ты — непойманный вор, загадка внутри черепа
блатная надпись в подъезде
кольцо на руке мертвеца, орбита земли!
и мы прощаем тебя, как прощают новорождённых

ты — назойливое желание быть откровенным
и смех последнего полит. заключённого
яркая игра летних красок в моём окне!
веточка вереска в ребячьих руках
и я смеюсь только тогда, когда смеёшься ты

ты — песочные часы без дна
в одной руке календарь, в другой секира
я смотрю на тебя, как на глупый утренний сон
и за моей спиной прыгают страшные звери
из червоточины в червоточину

ты — обман зрения, искусство ради искусства
очередное помутнение моего рассудка
сахарная вата в ласковом небе!
с тобой или без тебя не имеет значения

ты — конечная остановка для маршрутки без пассажиров
цветущее дерево, не то вишня, не то груша
колкое замечание в адрес тех, кто тебя вырастил
самая смешная на свете телепередача!
ты это всё, что меня окружает
даже если ты и не существуешь вовсе

 

 

НЕОБХОДИМОСТЬ

все разошлись
оставили свои парты
свои сердца спрятали в шкафчиках
и мне остаётся лепить свои фигурки
в пустом актовом зале
в пустой гостинной
в пустом городе

в пустом магазине я беру
консервов и вермишель
и готовлю их для
мамы и папы
я сам сделал им могилку
укрываю её одеялом
и хожу туда каждый день
рассказываю о своей жизни
всё то, что никогда не говорил
и плачу за всё за всё за всё

а потом иду к моим друзьям
ваня лаврентьев, денис соколов
они лежат возле клёна
принёс им немного воды и соли
чтобы они вспомнили море
пену сделал из шампуня
а звуки включил на ноутбуке
шшшш шшшш шшшш

дни и ночи виляют хвостом
деревья сегодня рассказывали анекдоты
со звёздами я играл в морской бой
а подберёзовики и моховики до сих пор в ссоре
глупые грибы

иду по центральной улице
иду и думаю, уехать ли мне?
или остаться здесь, бродить по
местам юности, детства
допивать остатки памяти
или же взять и исчезнуть
вместе со всеми
ведь я тоже могу
взять билет в рай
вон сколько валяется
бери не хочу
но оказалось, что
только мне всё это было нужно
только мне

 

 

В ПРЕКРАСНОЕ ДОВОЕННОЕ ВРЕМЯ

в прекрасное довоенное время…

незабудки распускались и ты вспоминал обо всём
дожди-покрывала были маленькими ухищрениями
чтобы спрятать слёзы-звёзды плывшие по щеке
и дни начинались с тёплых запахов и объятий
а заканчивались сказками древних
время никогда не кончалось
оно начиналось заново и заново
спиралью зажигало в небе всё новые
и новые фонари, светофоры, маяки
и нам лишь оставалось смотреть на это
загадочное представление разинув рты
чудо так и не стало повседневностью

в прекрасное довоенное время…

я гулял вдоль набережных записывая
в свои потрёпанные блокноты наброски, этюды
представления и пьесы будущих времён
я предугадывал значение каждого действия
до того, как оно являлось пред моими глазами
я не мечтал о звёздах и не грезил о любви
всё было любовь, всё было звезда
и мне оставалось лишь улыбаться
в самом лучшем из миров

в прекрасное довоенное время…

тебя не существовало и потому я мог спать спокойно
всё, что от меня требовалось это лишь дарить тепло
и я разбрасывал его где ни попадя, кидал в прохожих
сыпал в чужие блюда и стаканы, подкидывал в пустые карманы
и после мне лишь оставалось наблюдать за прекрасными
приливами и отливами чужих душ

в прекрасное довоенное время…

 

 

COMMEMORATIVE 9/11 T-SHIRT

за городом
открываются двери
Антиволшебства

синяки и ссадины
как поощрение
мятежной жизни

воры волшебных палочек
люди в мантиях невидимках
мои клеммы откусаны
слугами вельзевула

каждый шаг
будто прыжок
в прорубь с акулами

каждый звук
это нокаут
барабанных перепонок

жизни и сны
узелками вешают
друг на друга
обязательства перед вечностью

дайте иному
достаточно верёвки
и он повесит нас всех

 

 

ШТОРЫ

шторы
мы — осколок за осколком
под шум ветряных мельниц
и наши жизни размыты
на чужих полотнах
и наши жизни разлиты
на чужих столах

тысячи напоминаний свыше
прообразы христа ветхозаветного
и кардиналы и казначейство
бессмысленная вереница осколков
и каждый привязан на ниточку
и каждый подвешен на бездну

мы — нерожденные и невыспавшиеся
вываливаемся на побережье со своих
летучих голландцев и гинденбургов
собирать безвременники и белоцветники
отправлять письма на канувшие планеты
и смотреть на зачарованных птиц
бродящих по улицам четвертого рейха

и наши имена записаны в каталогах архивах
речи наши на диктофонах и лица на пленках
и пыль осела на наши ресницы эоны тому назад
и мы сами стали тем, что называли Время

мы — последние из ушедших
будто бы был кто-то до и после
оставшийся ночевать в предрассветной росе
под синий звук камертона над флорентийской пьяццо
и белые флаги над собором парижской богоматери
под песни черных лилий ползущих по волге
и крики чаек под полуденным солнцем сахары

будто бы были люди, разные люди
разные жизни, будто бы были
миллиарды разрозненных судеб
а не одна огромная паутина любви!